Skip to content

Михаил Леонтьев, Большая Американская дырка, смотреть онлайн!

Земляне! Сегодня я хочу вам предложить для просмотра документальный фильм Михаила Леонтьева «Большая Американская дырка».

Этот фильм в очень доступной форме повествует о состоянии современной мировой экономики. О фиктивном богатстве. О фиктивных рынках. О фиктивных ценностях. О фиктивных деньгах. Для нашего с вами диалога этот фильм очень важен. В следующей статье я продолжу разговор о производных финансовых инструментах. Что же это такое? Зачем они нужны? Являются ли они злом? Но это потом. А сейчас смотрим и получаем глубочайшее эстетическое удовольствие.

Михаил Леонтьев

«Большая Американская дырка» 1, 2, 3

Почему самые богатые и успешные стали причиной кризиса?

Тут придется начать с самого начала.

Все хотят быть богатыми, т.е иметь много денег.

Как сделать так чтобы в экономике было много денег?

Надо их просто напечатать. Но нам известно, и об этом напоминает наш министр финансов Алексей Кудрин, что если просто напечатать денег, а количество товаров останется такое же, то товары станут дороже, что то же самое, что деньги обесценятся.

А вот если на рынке вместе с деньгами возникает еще какой-то товар, то можно увеличивать количество денег, а значит и количество богатства и никакой инфляции не будет.

Вот этот товар называется акция и ценные бумаги, которые выпускают предприятия для своих финансовых нужд.

Эти акции обращаются на рынке и под эти акции выпускаются деньги, которые этот оборот обслуживают. Т.е. осуществляется денежная эмиссия.

Изначально предприниматель и предприятия выпускали акции, чтобы собрать деньги и вложить их в дело. Конечно, просто можно взять кредит, но кредит нужно отдавать с процентами. А так ты как бы берешь себе покупателя акции в соучастники в партнеры.

Однако один раз выпущенные акции начинают дальше жить своей жизнью, совершенно не связанной с теми, кто их выпустил.

Фондовый рынок это и есть жизнь этих акций. Его масштаб, емкость определяется не столько даже количеством и ценой этих акций, сколько количеством перепродаж (трансакций). Рынок разрастается до неимоверных размеров. Но все что с ним происходит, имеет все меньше касатальства к тем, кто эти акции выпустил – реальных эмитентов. К так называемой реальной экономике.

Т.е. формируется фиктивный капитал и фиктивная экономика. Чисто спекулятивная. Смысл которой продажа и перепродажа вот этих самых ценных бумаг.

А есть еще вторичные бумаги выпускаемые на эти акции. Как бы акции на акции. Например: акции фондов, которые сами работают на рынке с другими акциями, акции страховых компаний, которые страхуют риски этих фондов и т.п. Т.е. один и тот же капитал отражается в огромном количестве разных бумаг. Все это кредитуется банками и соответственно раздувается номинальное богатство и номинальная денежная масса.

Вот когда мы сравниваем национальное богатство США с соответствующим показателем страны, которая не имеет такого развитого фондового рынка, ну хотя бы с Россией, мы видим огромную как бы непреодолимую разницу. На порядок. При том, что значительную часть этой разницы составляет огромный, как теперь выяснилось, смертельно опасный спекулятивный пузырь.

Самый сложный пузырь создали бумаги ипотечных компаний. Чем более легко и массово вы даете ипотечные кредиты на покупку жилья, тем больше у вас риски невозврата. Для того чтобы застраховаться создаются мощнейшие ипотечные фонды. Системы страхования и перестрахования закладных. Выпускаются облигации. Риски размазываются по всей финансовой системе. Таким образом, если все идет нормально, риски действительно минимизируются. Но в случае серьезных проблем по цепочке начинает рушиться вся финансовая система.

Особенно дико в нынешней ситуации выглядят сырьевые рынки. Там торгуются металлы, зерно и естественно нефть. На них идет активная торговля фьючерсами, т.е. бумагой на приобретение товара по определенной цене через какое-то время. Трейдеры торгующие металлами, например медью говорят, что если раньше колебания цены составляли 5 % в месяц, то сейчас 10-15 % в день. Доход серьезной добывающей компании зависит от того, в какое время суток продан товар. Понятно, что это совершенно спекулятивный рынок, Покупатели фьючерса на серебро, нефть в страшном сне не собирались приобретать никакого серебра или нефти. Для них это те же спекулятивные бумаги, как фишки в казино. Работа профессиональных трейдеров на этих рынках, да и сами рынки, превращаются в кошмар недоступный никакому рациональному анализу.

Вот только что сообщили, что цены на пшеницу достигли многолетних минимумов.

Братцы! Помилосердствуйте! Месяца не прошло, как все вопили про продовольственный кризис.

В сентябре китайцы стали больше резко есть. В разы. В октябре коварные китайцы стали есть в разы меньше. Практически перестали питаться.

Если вам нравится, чтобы над вами издевались, вы можете в это верить.

Вот сейчас все дивятся. Экономика США больна, а доллар растет. А растет он именно потому, что экономика США больна. Игроки сбрасывают акции. Бумаги, номинированные в долларах в подавляющей части. Появился первичный спрос на доллары, спекулянты бросились на валютный рынок скупать доллары. Надувается очередной пузырь. На этот раз долларовый.

Созданная американцами система финансового паразитизма превратила, в конце концов, все реальные ценности в деривативы. Вторичные бумажки. Фикцию. Недвижимость, нефть, продовольствие и главное – деньги.

Главным деривативом, бумажкой стали мировые деньги – доллар США.

На самом деле нет уже никакого рынка недвижимости. Никакого рынка нефти, металлов, зерна. Есть взбесившееся пустая денежная масса. Как саранча, мечущаяся по рынкам и пожирающая их друг за другом. Лопается огромный фондовый пузырь, обеспечивавший колоссальную эмиссию денег. И этими деньгами был доллар США.

Доллар стал мировой валютой благодаря реальным успехам США. Это успехи американской высококонкурентной экономики. Успех американской политики. Мощной, циничной и прагматичной. В результате этого огромная доля реального мирового богатства сосредоточилось в США.

Вопрос в том, как они этим положением воспользовались.

Старенький Жозеф Кайо —  бывший министром финансов еще при Клемансо, как то рассказал де Голю анекдот.

На аукционе продается картина Рафаэля. Араб предлагает нефть, русский золото, американец, набивая цену, выкладывает все новые пачки долларовых банкнот. В итоге приобретает картину за 10 000 долларов.

— В чем трюк, — спросил де Голь?

— А в том , что американец купил Рафаэля за 3 доллара. Стоимость печати 100 долларовой банкноты 3 цента.

Нет никакой сферы бизнеса, сферы человеческой деятельности сравнимой по доходности с эмиссией, т.е. с печатанье денег. Проституция и наркоторговля не конкурентно-способны с точки зрения нормы прибыли. Вся экономическая, общественная интеллектуальная деятельности сосредотачивается на расширении этой самой эмиссии.

Можно обозначить качественный рубеж, после которого долларовая эмиссия утратила всякие сдерживающие границы. Это крах СССР и формирование так называемой однополярной системы.

Советский противовес выполнял две главные функции обеспечивающие устойчивость американской системы.

Советский союз был политическим и идеологическим конкурентом, заставлявшим американскую экономику держать себя в форме. И советская угроза была элементом поддержания дисциплины внутри западного блока.

Согласитесь. Международный терроризм и лично неуловимый товарищ Бен Ладен не самая убедительная замена советскому противовесу.

Питер Питерсон

«Главная проблема США заключается в том, что американцы тратят значительно больше, чем зарабатывают. Норма сбережений в стране практически ровна нулю. Поэтому мы вынуждены занимать деньги за границей чтобы возместить чрезмерные затраты в самих США.

Как заметил один американский сатирик, иностранцы теперь нам поставляют не только товары, но и деньги, чтобы эти товары приобрести. Некоторые эксперты, мнение которых я очень ценю, такие как бывший глава ФРС Пол Уолкер утверждают, что с вероятностью 75 % в ближайшие 5 лет случится долларовый кризис».

Питер Питерсон — министр торговли США еще при Никсоне. Ныне миллиардер, хозяин инвестиционного фонда БлэкСтоун говорил это нынешним летом. Сейчас уже очевидно, что никаких 5 лет ждать не придется и вероятность такого исхода практически 100 %.

Вот представьте себе долг в 50 триллионов долларов. Это примерно столько сколько должны американцы. Это долг федерального бюджета, долги корпораций, долги домохазяйств.

Дело даже не в том, что этот долг невозможно вернуть. Долг как минимум нужно обслуживать. Платить по нему проценты. Так вот, если у вас ставка по процентам близка к нулю, вы можете легко перекредитоваться, но если ваша валюта дешевая, а вы продолжаете ее в огромных количествах выпускать и выпускать для того чтобы оплачивать долги, искусственно поддерживать потребление, то эта валюта начинает падать в цене. И все было бы не плохо, если бы не риск, что эта валюта рухнет совсем. И тогда закрывать дыры будет вообще нечем. Поэтому ФРС (Американский ЦБ) и вынуждена была повышать ставку. Но даже небольшое повышение ставки при таких огромных долгах означает невыносимую нагрузку для экономики.

Вот в этом все более сжимающемся коридоре и металась американская финансовая политика. И дометалась. Первыми рухнули так называемые инвестиционные банки. Так называемые столпы системы. Главные надуватели фондового пузыря. Кризис вступил в открытую фазу.

Что означает банкротство крупнейшего страховщика, который как раз и страховал от банкротств. Это значит, что все его клиенты и есть банкроты.

Национализация это запоздалый ответ советской экономики американской победившей в холодной войне. Но национализация банкротов это ближайший путь к банкротству самого государства их национализирующего. Именно этим объясняется столь сложная реакция рынка на пакет Буша.

Гениальный план спасения.

За государственный счет скупить долги потенциальных банкротов и восстановить их платежеспособность.

Этот поток долларов практически ничем не ограниченный. Представить себе, что эти деньги будут реально вынуты из карманов налогаплательшика невозможно. Значит это та же необеспеченная эмиссия.

Еще раз.

Основная причина нынешней финансовой болезни это печатание необеспеченного доллара для покрытия возрастающих долгов. Единственный наблюдаемый способ лечения выпуск дополнительных, необеспеченных долларов.

Наркоман лечится от ломки новой дозой. Т.е. никто никого не лечит.

Всего на всего жить по средствам. Что это значит?

Не нужно объяснять, что Америка просто не может добровольно отказаться от половины своего потребления. От эмиссии доллара. Стало быть, от своего фиктивного богатства и мирового величия.

Поэтому никаких антикризисных мер нет и не будет. Отсюда никаких шансов так называемого выхода из кризиса не существует.

Что же у нас. Никаких фундаментальных проблем собственно в российской экономике нет. Есть фундаментальная зависимость от глобальной экономики, которая, как мы видим, фундаментально больна. И первым на это естественно отреагировал наш фондовый рынок. Там торгуются акции российских компаний. Поскольку фондовый рынок это часть экономики наиболее тесно связанная с глобальной финансовой системой. Т.е. с перетоками спекулятивного капитала.

По счастью этот рынок у нас маленький и относительно слабо влияющий на реальную жизнь российских компаний, и уж тем более населения не занятого игрой на бирже.

Можно сколько угодно называть это отсталостью, но такая экономика в принципе защитима в отличии от американской.

Другой вопрос, нужны ли нам вообще такие риски?

Речь идет конечно же в первую очередь о фондовом рынке. Тех функций, ради которых он создавался – рынок акций он практически уже не выполняет нигде в мире. А в России и подавно.

Это обеспечение перетока капиталов в перспективные отрасли, финансирование компаний. Все это не про то. Все это имеет только некоторое отношение к первичному выпуску акций компании. Оборот этого вторичного рынка в сотни раз больше стоимости этих первичных акций. Даже для нужд оценки стоимости компаний этот рынок не годится. На так называемой рыночной капитализации можно зарабатывать, но истинной оценкой ее никто не считает. На фондовом рынке не работают. На фондовом рынке играют.

Это легальная азартная игра.

Проблема в том, что такой рынок по настоящему широкий, как в Америке, вовлекает в себя всю экономику и все население, что очень важно. Корпорации. Банки. Банки не могут не играть на этом рынке, потому что их цель зарабатывать деньги. А там из ничего делаются огромные деньги. Однако за все это надо платить.

Америка проигралась в казино имея возможность печатать фишки для своих.

Стоит ли нам идти той же дорогой, имея перед глазами плачевный и поучительный опыт. Это вообще-то не однозначный вопрос. Потому что у фондового рынка есть огромные плюсы. Точнее огромный соблазн. Этого возможность до определенного момента надувать денежную массу, а значит увеличивать богатство без инфляции. Это ровно то, на чем поднялась Америка.

Сомнительно еще и другое. Вот сейчас спекулятивный капитал с нашего рынка смыло. Смыло замете не из-за наших проблем. А из-за их собственных. Всяческие инвестиционные фонды закрывают лимиты на Россию. Просто сокращают спекулятивные инвестиции, чтобы закрыть этими деньгами собственные дыры.

А еще это инструмент наказать страну за неправильное поведение. Мы знаем, как это делается.

Это нам надо?

Нам надо жертвовать собственной безопасностью и суверенитетом ради привлечения на спекулятивный рынок спекулятивного капитала?

Есть одна реальная проблема. Это стабильность финансового сектора. Банковской системы, без которой не может функционировать и развиваться современная экономика.

Еще раз повторим. Если у вас есть фондовый рынок, то он обязательно втягивает в себя эту финансовую систему. Огромный развитый рынок втягивает полностью, по уши. Маленький и недоразвитый частично.

Но в этом есть наше преимущество на сегодня.

Тем не менее вопрос защиты нашего рынка от финансового кризиса встал. И он может и должен быть успешно решен, потому что проблемы у нас качественно меньше, чем на западе, а тем более в Америке, а резервов реальных, а не фиктивных, созданных из воздуха путем печатанья денег, качественно больше.

Т.е. что у нас? Что такое кризис ликвидности? В экономике мало денег. Ушли деньги фондовых спекулянтов и затруднился доступ к иностранным кредитам, при помощи которых рефинансировались наши банки.

Так вот. Сейчас антикризисная мера это вернуть наши деньги, наши резервы для того чтобы самим рефинансировать собственные банки. И восстановить доверие на межбанковском рынке.

Только и всего. Делов-то.

Рефинансирование собственной банковской системы это то, чем все центральные банки нормальных стран занимаются в штатном режиме.

Не было бы счастья, да несчастье помогло.

Благодаря кризису, мы можем получить, наконец-то, нормальный механизм, способный обеспечить развитее отечественной банковской системы.

Эти деньги, это те самые наши резервы, которые мы увозили на запад и размещали там под 2-3 %, а затем наши же банки занимали по 7-10.

Вообще. Почувствуйте разницу.

Американцы закачивают в экономику необеспеченные доллары для того чтобы покрыть долги и списания реальных банкротов.

Наши возвращают в российскую экономику реально существующие резервы для того чтобы поддержать вполне здоровые отечественные структуры испытывающие трудности от оттока западных денег.

Такое впечатлении, что если бы этого кризиса не было, его надо было бы придумать.

Короче. Без паники. Как говорил Фридрих Ницше:

«Все что нас не убивает, делает нас сильнее».

Один комментарий

  1. Сергей:

    Как выделиться собаке из своры? Только один способ — лаять громче остальных. Михаил Леонтьев, как бы журналист, очень старается. Добрым именем своим не дорожит — видать на помойке его нашел. Ну, чтож, можно только посочувствовать, Изначально возможно был человеком. Но как заметил классик: «Лицо, однажды мордой став, не восстанавливается».

Написать отзыв

*