Skip to content

Михаил Хазин. История современного экономического кризиса на примере чайников. Смотреть онлайн.

Земляне! Сегодня я хочу вам предложить еще одно выступление Михаила Хазина «История современного экономического кризиса». Это выступление дополняет выступление, которое я выложил перед этим. Его ценность еще и в том, что в отличии от предыдущего выступления в нем присутствует большое количество графиков. Качество видео не очень, но все видно и понятно.

Так же мне понравился пример Сергея Егишянца, который просто блестяще продемонстрировал насколько бессмысленен показатель ВВП на примере чайников – 00:01:54. Вообще вопрос применения разных индикаторов, индексов и еще много чего, что напридумали за последние десятилетия разные большие и не очень ЧЕЛОВЕКИ – это очень важный вопрос. Он так или иначе будет проходить сквозной темой по многим публикациям.

Михаил Хазин. История современного экономического кризис!

00:00:00

Тема бутылка, которую все уже, наверное, слышали. Она очень активно обсуждается. Даже меня спрашивали по теме бутылок. Я сказал, что как русский человек я предпочитаю кириллицу, а у нас буковки другие, которых тут нет ни одной.

На самом деле все эти рассуждения сводятся к одному, ну за исключением вот этого, сводятся к одному и тому же.

Как быстро по времени и как быстро по темпам мы будем выходить из кризиса.

Никто в серьез не задумывается на тему о том, что может быть тема выхода из кризиса будет еще очень, очень не скоро.

На самом деле ситуация, в которой мы сегодня находимся, характеризуется достаточно сложными параметрами. Связанно это с тем, что кризис, по выражению нашего известного историка Андрея Фурсова, «матрешечный».

Это сочетание трех кризисов.

Один короткий — циклический, про который все знают и все говорят. Собственно основная апелляция к выходу из кризиса сводится к следующему.

Ну не может же циклический кризис длится долго!

Никогда в истории мировой экономики циклический кризис не длился дольше примерно шести кварталов подряд, т.е. полутора лет. Значит, кризис уже прошел…сколько…

Рецессия в США началась по официальным данным в декабре 2007 года, значит, мы вот-вот должны уже выходить из кризиса.

00:01:54

Ну, собственно вчерашние данные по 3-му кварталу: ВВП показал рост.

На самом деле ВВП это вообще показатель, который ничего не показывает.

По этому поводу существует масса замечательных историй.

Наиболее известна из тех, с которыми я знаком, это замечательный пример Сергея Егишянца, который просто блестяще продемонстрировал насколько бессмысленен показатель ВВП на примере чайников.

00:02:28

Представьте себе, что имеет место страна, в которой живет 5 миллионов человек или там 100 тысяч, совершенно не принципиально, которые используют обычные советские чайники, которые греются на плите.

Цена чайника 300 руб. Добавленная стоимость 100 руб. Срок службы 10 лет.

Соответственно, если там живет 100 тысяч человек, значит нужно 10 тысяч чайников в год.

100 руб. умножаем на 10 000 шт. и получается ВВП по чайникам один миллион в год.

А если вы возьмете и перейдете к электронным чайникам, цена которых не 300 руб., а 1 000 руб. и добавленная стоимость не треть, т.е. 100 руб., а половина, поскольку там есть высокие технологии, т.е. 500 руб., и срок службы не 10 лет, а 2 года, то чайников нужно в пять раз больше, т.е. не 10 000 шт., а 50 000 шт.

50 000 шт. умножаем на 500 (добавленная стоимость), получается ВВП 25 000 000.

Т.е ВВП вырос колоссально по формальным показателям, а на самом деле ничего не изменилось. Как все пили чай, так и пьют.

Количество благ для граждан никак не изменилось.

Единственное что изменилось, что люди не должны следить за чайником, потому что он выключается сам. А если бы был чайник со свистком, то тоже за ним можно не следить, но нужно подойти и снять его с плиты.

А ВВП увеличился в десятки раз, на порядок.

00:04:10

Вот эта вот ситуация на самом деле показывает, что ни те характеристики используются для описания кризиса. Что само по себе использование понятия ВВП, к которому собственно и относятся все эти буквы, не очень корректно.

И без того, чтобы понимать, какие реальные процессы происходят в экономике, не возможно говорить о том, закончился ли кризис.

Как говорил кот Матроскин.

«Чтобы продать что-то ненужное, нужно сначала купить что-то ненужное».

Это очень разумное рассуждение, которое в нашем случае выглядит так.

Для того чтобы понять, как выходить из кризиса и соответственно, когда будет выход, надо понять почему кризис начался.

И вот здесь мы обнаруживаем удивительную вещь.

В реальности кризис начался в августе, летом 2007 года с началом ипотечного кризиса в США.

Всех он затронул с сентября 2008 г., ну на самом деле несколько раньше, потому что, например, банковские кредитные линии на Россию начали закрываться еще где-то весной 2008 г. Ну все равно.

За это время прошло 3 саммита Ж20. Один или два саммита Ж8, смотря откуда считать, и неисчислимое количество встреч министров финансов, председателей ЦБ и прочих разных чиновников.

Если вы читали документы этих саммитов, то вы увидите замечательную вещь. Там вообще ничего не говорится о причинах кризиса. Вообще!

00:05:56

Замечательная история.

Собирается консилиум у постели больной экономики и участники консилиума начинают обсуждать:

— Вот мы дали больному полтора кг. голубых таблеток и есть у нас мнение, что надо ему дать еще килограмм красных.

— Нет. Килограмм красных мало. Нужно дать три.

Что такое голубые таблетки? И почему красные?

Абсолютно непонятно.

00:06:26

Все конкретные рекомендации, которые были на Ж20-ть (на всех) сводятся к одному единственному тезису.

Что страны участники не должны защищать свои рынки и любой ценой сохранять систему мировой торговли. И все!

 Что они не должны закрывать рынки. Что они не должны девальвировать свои валюты и.т.д. и т.п.

00:06:55

Вот это все наводит на размышление. А именно,

• либо причины не известны до сих пор, но тогда говорить о выходе из кризиса можно только исходя из логики, что это должно случиться,

• либо же совершенно другая ситуация. Что люди, которые сидят там в президиуме, знают причину кризиса, но по каким-то соображениям категорически отказываются это говорить. И если это так, то участники, во всяком случае экономических процессов, должны обязательно в этой теме разобраться, потому что иначе получается, что их дурят.

На самом деле верна вторая гипотеза.

00:07:39

Для того чтобы понять откуда эта гипотеза взялась, нужно четко совершенно понять, что современная мировая экономика это единый кластер разделения труда. Единой по всей планете она стала с 91-го года, но сам кластер начал выстраиваться с 44-го года, с принятия Бреттон-Вудских соглашений США под себя.

Вся модель, и Бреттон-Вудских соглашений, и соответственно выстраивания системы разделения труда, была построена на создании системы мировых финансов, основанных на долларе, на ликвидации золота как шкалы, как единой меры стоимости, с целью возможности неконтролируемой эмиссии (ничего не будем говорить про неограниченную, потому что она была ограничена, но вовсе не теми соображениями, о которых все думают).

И соответственно базой для этого была ситуация 45-го года, когда практически весь мир представлял из себя груду битого кирпича, а США по реальной экономике составляли больше 50 процентов и по потреблению и по производству.

00:09:02

Сегодня ситуация изменилась принципиально. Почему она изменилась?

Ну давайте, посмотрим.

Европа. 45 — 46 гг. – груда битого кирпича.

Вопрос.

Откуда там взялось экономическое чудо?

Например в Германии?

Началось оно в 47-ом году.

Зал

План Маршала.

Михаил Хазин

Правильно! Замечательно. План Маршала. В чем он состоял?

Дали денег. Замечательно. Ну я не говорю о том, что американские деньги составили 7 процентов от общего объема вложенного в Европу. Ну вот дали денег, построили завод, который производит металлургическое оборудование. А что с ним делать дальше? Его кто-то должен купить, чтобы делать машины Мерседес? Кто их будет покупать эти машины Мерседес? У людей денег нет. У людей вообще ничего нет. Груда битого кирпича.

00:10:03

Основной элемент плана Маршала состоял в том, что для европейцев открыли рынки сбыта в США. Вот в этом был план Маршала. И они, и на свои деньги, которые они взяли из Швейцарии в первую очередь, и на американские деньги построили производства, которые стали продавать продукцию в США. И за счет прибыли, полученной от этого, они начали восстанавливать экономику. Появились люди, которые получали зарплату и на эту зарплату могли что-то покупать.

Это ключевой элемент всей этой схемы.

00:10:42

Следующий этап.

Экономическое чудо в Японии.

Вопрос.

В каком году началось экономическое чудо в Японии?

Никто не знает. Действительно. Вопрос сложный.

Вспомогательный вопрос.

Что послужило поводом для начала экономического чуда в Японии?

Зал

Оккупация США.

Михаил Хазин

Нет. Они оккупировали в 45-ом году, а чудо началось сильно позже. Ни в 46-ом, ни в 47-ом, ни в 48-ом.

Что случилось? Почему началось экономическое чудо?

Зал.

Бомбу сбросили.

Михаил Хазин

Нет. Бомбу сбросили в 45-ом. Еще до оккупации.

Зал

Автомобили пустили на рынок.

Михаил Хазин

Ничего подобного. Нет. Пустили то да, но почему?

Зал

Тоже наверно рынок открыли.

Михаил Хазин

Что случилось месяц тому назад? Первого октября 60 лет тому назад. Первого октября 1949-го года Мао Цзэдун провозглашает Китайскую народную республику. И в следующем 50-ом году США открывают рынки для Японии, Гонконга и Тайваня. И там начинается экономическое чудо.

00:11:48

Следующий этап.

Экономическое чудо в Южной Корее. Это соответственно 56 — 57 годы. Окончание корейской войны.

00:11:55

И последнее экономическое чудо — Китай начала 70-ых.

Я напоминаю хронологию.

65-ый год (ну примерно 65-ый) Мао Цзэдун принимает решение о том, что Китай будет выходить из советской технологической зоны и строить собственную.

68-ой год. Ряд инцидентов на советско-китайской границе, из которых наиболее известный на острове Даманский, цель которого продемонстрировать миру и прежде всего США, что все, мы вышли.

США не реагируют до того момента, когда у них не начинается экономический кризис. И в 71-ом году после дефолта США (после отказа от золотого стандарта) сначала Киссинджер госсекретарь летит в Китай, через год туда летит президент Никсон. США открывают свои рынки для китайской продукции и начинают инвестировать в производство в Китае. Прежде всего — инвестиции технологиями.

Вот схема.

00:12:57

Результат этого следующий.

Сегодня, если смотреть по паритету покупательной способности, вот это принципиальная вещь, не по финансовым потокам, а по паритету покупательной способности, то США в мировом производстве уже представляют собой не 50 процентов, а 20-ть. А по потреблению 40-ок.

Картинка 1

Разумеется это условные цифры, потому что ВВП — условная цифра. Паритет покупательной способности — условная цифра. Но это, условно говоря, порядок разрыва. И эта разница обеспечивается за счет эмиссии доллара и трансфертных цен.

Но это совершенно принципиальная вещь, которая показывает модель современной уже мировой экономики.

Вся мировая экономика построена на американском спросе. А если сюда учесть спрос, выраженный в долларах, то это будет больше 50-ти процентов, потому что значительная часть ресурсов даже не в США продается все равно за доллар.

00:14:05

По этой причине практически любая торговая транзакция…

Европа поставляет в Китай оборудование. Почему?

Потому что на этом оборудовании производятся товары, которые поставляются в США и т.д.

Половина всех торговых цепочек неминуемо заканчивается американским спросом.

По этой причине ключевой элемент сегодняшней экономики это американский спрос. Вот это надо совершенно четко понимать.

В отличии от ВВП, который можно увеличивать или уменьшать очень простыми бухгалтерскими ухищрениями. Конечный спрос вещь в значительной степени более фиксированная. Кроме того, его очень трудно фальсифицировать.

00:14:51

И в этой ситуации для современной экономики наиболее принципиальным вопросом, в том числе торговли, является не вопрос рекламы…

Картинка 2

Потому что вопрос рекламы это позиция микроэкономики. Есть покупатель и есть много-много потенциальных конкурентов, которые готовы предложить товар…

Почему соответственно купят именно мой товар?

00:15:24

Сегодня ситуация совершенно другая.

Сегодня вопрос.

А почему найдется покупатель на мой товар, даже если нет конкурентов.

Вот это ключевой элемент современной экономики.

И вот здесь ключевым фактором является фактор кредита.

Картинка 3

Это будет видно чуть-чуть позже, но все наращивание спроса в мировой экономике последние 30-ть лет было связанно в подавляющем большинстве с кредитными механизмами.

00:16:02

Всего существует три источника для потребителей конечного спроса.

Еще раз повторю. Очень важная вещь.

Вообще говоря, в экономике спрос может быть очень большой, потому что теоретически, если высокий уровень разделения труда, то полуфабрикаты могут очень много раз выходить на промежуточные рынки.

В доисторическом обществе, например, феодальном грубо говоря, телегу делал от начала и до конца один мастер. Никаких промежуточных рынков не было. Сегодня у нас есть отдельно: рынки, гвоздей для производства телег, заклепок, а по дереву вообще – отдельно изготовление бревен, отдельно рынок заготовок под колесные спицы, отдельно рынок заготовок под обода, отдельно рынок металла, которым эти обода оббиваются ну и т.д. Таких рынков может быть очень много. Но все эти рынки существуют лишь постольку, поскольку кто-то покупает готовую телегу.

Т.е. ключевым элементом является конечный спрос.

00:17:14

А конечный спрос бывает всего двух видов. Это, или спрос домохозяйств, или же спрос государства. И государство, и домохозяйства имеют ресурс для спроса только потому, что работает вся экономика.

Картинка 3

• Потому что домохозяйства получают зарплату – реально располагаемые доходы.

• Или тратят ранее накопленную зарплату – сбережения.

• Либо же берут кредит.

И до недавнего времени, ну условно говоря, до войны, начала схем типа модели Бреттон-Вуда, доля кредитов в потреблении была очень маленькая. Ну в США только там в 30-ые годы (20 — 30 годы) развивались ипотечные схемы. Доля кредита в экономике домохозяйств составляла от силы 10 процентов.

После 44-го года ситуация разительно изменилась.

Вот картинка

Картинка 4

Динамика кредитования реально сектора экономики США.

В сумме:

• корпоративные долги;

• ипотечные;

• потребительские.

Мы четко совершенно видим, что происходит некоторый слом.

Картинка 6

Почему?

00:18:33

Вот это вот — ключевой элемент сегодняшней ситуации. Ключевой элемент это спрос, вызванный кредитованием.

А дело вот в чем.

Ключевым элементом всей современной модели были 70-ые годы 20-го века, когда в США был очень серьезный кризис.

00:19:01

Начался он с дефолта в 71-ом году. Но потом пошло.

Поражение в войне во Вьетнаме,

73-74 годы нефтяной кризис,

потом стагфляция, т.е. высокая инфляция с одновременным падением.

И в этот момент, если вы почитаете тексты американских политологов тех времен, да того же Бжезинского, то вы увидите, что там идет подтекст.

«Мы проиграли войну СССР! »

На самом деле, я не буду сейчас об это рассказывать, потому что это уже научная теория. Вам она может быть не интересна, но уж точно это не тема сегодняшнего выступления. Мы про это подробно рассказываем в нашей серии лекций по НЕОКОномике.

00:19:49

Причиной такого состояния было не то, что в СССР кризиса не было, а в США он был. Кризис в СССР был одновременно, но в силу планового механизма он происходил медленнее, чем в США. В 70-ые годы не СССР вдруг обогнал США по экономическому росту, а США обогнали СССР по экономическому спаду.

Спад был и там и там.

00:20:07

И в этот момент у США оставались ну буквально 5 — 10 лет для того чтобы придумать какое-то очень серьезное действие, которое бы позволило остановить этот спад.

Для этого нужно было запустить новую технологическую волну. Но в условиях спада запускать новую технологическую волну страшно сложно. Потому что люди привыкли жить в рамках некоторой традиционной модели потребления. У них падает заработная плата. Я чуть-чуть позже покажу. У них очень тяжелая ситуация.

И в этой ситуации к ним приходят и говорят:

«А вот вы вместо того чтобы накопить деньги на колледж для сына или для дочери купите глупую игрушку – персональный компьютер».

Это наивно и никто не согласится.

00:21:05

По этой причине людям было нужно дать денег.

Идея простая. Давайте дадим им денег в кредит.

Сразу возникает два вопроса:

• Как дать денег? Откуда их взять?

• А во вторых. А почему они возьмут?

• Ну и наконец, третье.

Можно человеку дать денег в кредит. Он их потратит.

Ну хорошо. Дали ему кредит на три года. В первый год у него потребление выросло, но в течение трех лет оно упало, потому что он должен вернуть не только тело кредита, но и проценты.

Первая проблема решилась просто.

У нас есть ФРС США с правами неограниченной эмиссии. Она просто рефинансировала банки, выдающие потребительские кредиты. Даже под более низкую ставку. Таким образом, для банков потребительское кредитование стало операцией беспроигрышной.

А вот как быть соответственно с темой того, что людям эти кредиты нужно возвращать не очень понятно.

00:22:10

И тогда была придумана замечательная схема. Я ее сейчас опишу на простом примере.

Она устроена так.

Вот представьте себе, что некий человек пришел домой, звонит в дверь. Ему открывает жена и говорит:

— Дорогой. Сразу. Не снимай пальто. У нас сломалась стиральная машина. Бегом иди и покупай новую.

Он говорит:

— Но как, у меня же денег нет на стиральную машину.

Жена:

— Ничего не знаю. Иди. Делай что хочешь.

Он идет вниз, а на первом этаже его дома банк. Он приходит в банк. Там сидят хорошие менеджеры. Грамотные.

Он говорит:

— Вот ту такое дело. Стиральная машина…

(Дальше я буду говорить цифры, которые собственно к стиральной машине имеют слабое отношение. Просто для удобства.)

Ему говорят:

— Ну хорошо. Стиральная машина. Стиральная машина стоит 5 тысяч рублей. Мы готовы вам дать кредит в 5 тысяч рублей. Только скажите, пожалуйста. Сколько вы можете в год платить?

Он говорит:

— Ну вот я могу с учетом всех своих доходов вынимать из них без большого ущерба 1 000 руб. в год.

Ему говорят:

— Нет проблем. Мы даем вам кредит на 6 лет стоимостью 20 процентов от тела кредита. На шесть лет это значит три с чем-то процента годовых. Вы платите первый год 1 000 руб. это будут проценты. И еще 5 лет по 1 000 руб. это будет тело кредита. Есть вопросы?

Он:

— Нет

Банк:

— Вот вам 5 тысяч руб. Идите и покупайте машину.

Он уходит. Покупает стиральную машину.

Через год с 1 000 руб. он приходит в банк. А в банке ему говорят:

_ Вы знаете. Удачка вам вышла. У нас теперь стоимость кредита не 20 процентов от тела, а 10-ть. Поэтому мы сейчас вам можем дать кредит 10 000 руб. Вы на пять сразу же погасите предыдущий кредит, а еще пять тысяч вам останется. Вы можете купить жене посудомоечную машину.

Он берет кредит 10 000. Покупает посудомоечную машину.

На следующий год приходит с 1 000 руб. (проценты уже по 10 000 кредиту). У него берут эти деньги и говорят:

— Вы знаете. Удачка вышла. У нас теперь не 10 процентов, а 5 процентов. Поэтому мы вам можем дать кредит 20 000 руб. на тех же условиях, т.е. тысяча рублей в год. Вы 10 000 руб. гасите предыдущий кредит и еще вам остается 10 000 на потребление.

Через год он приходит с 1 000 руб., которые уже проценты по 20 000 кредиту.

А ему говорят:

— Вы знаете. Счастье-то какое! Теперь проценты по кредиту два с половиной процента в год. Мы вам даем 40 тысяч руб. двадцатью тысячами вы гасите предыдущий кредит и еще 20-ть вам остается.

Замечательная картина.

• Первое. У него все время растет потребление. Первый год 5 000, второй 5 000, третий 10 000, четвертый 20 000.

• Во-вторых, он платит только проценты. Тело кредита как бы там где-то остается.

• В-третьих, он залезает в будущее потребление. Последний кредит на 40 лет вперед.

00:24,57

Но такое возможно только по одной единственной причине. При фиксированных годовых выплатах тело кредита может расти только в одном единственном случае это, если стоимость этого кредита падает.

А как было в США?

Картинка 8

В 81-ом году. Начало «рейганомики». Учетная ставка ФРС 19 процентов.

И с тех пор она падает

Картинка 9

Стоимость кредита все время падает. Тут график до конца не доведен. Там с 2008 года стало ноль.

И вот как только стал ноль, стимулировать кредитование стало дальше невозможно.  И вот тут то и начался кризис.

На самом деле здесь видно. Ставка 30-ти летней ипотеки это, грубо говоря, стоимость кредита для человека, гражданина (кредит под залог). Стоимость потребительского кредита еще выше.

Картинка 10

А последний год она практически не реагирует на снижение ставки (ставка белая, кредит красная).

Поэтому кризис начался чуть-чуть раньше. Но это уже мелочи. Вот кризис.

00:26:08

Механизм стимулирования спроса за счет кредитования закончился. И сегодня неожиданно обнаружилось, что у людей то накоплены кредиты. Суммарный объем долга домохозяйств составляет сегодня, ну составлял 15 триллионов долларов на начало кризиса. Это больше годового ВВП США.

Где-то чуть дальше это сколько будет…

И вот теперь мы видим. Теперь уже с точки зрения любого менеджера, тем более владельца бизнеса, ключевым элементом для него является та модель экономическая, в которой он живет. И если эта модель действует долго, то эта модель уже въедается, встраивается в систему типовых действий.

Менеджер это инженер. Это человек, которого точно научили, если загорится красная лампочка, надо нажимать на эту кнопку, загорится зеленая, нужно нажимать на эту.

Качество образования менеджера это количество оттенков цветов, которое он различает. Но клавиатура то разработана давным-давно. Еще в 80-ые годы.

00:27:27

А теперь смотрите. Вот реальная средняя оплата труда в США. Я уже объяснял почему США. Это ключевой элемент. От них все зависит. Мировая система долларовая. Основа мировой экономики – американский спрос.

Смотрите. До начала 70-х зарплата растет. Это практически прямая линия.

Картинка 13

Почему?

Это пока еще действует кейнсианская модель экономики, в которой во все бизнес процессы было встроено, что прибыль нужно перераспределять так, чтобы соответственно работники получали свой кусок. Происходило это в связи с тем, что США расширялись на ту часть мира, на которую было возможно.

Дальше. Кризис 70-ых годов.

А вот дальше начинается болтанка

Картинка 14

Картинка 15

Вот здесь вот кривая выходит выше предыдущего максимума, но связанно это с тем, что кривая составлена по официальным американским данным. А на самом деле в них сильно занижена инфляция.

Картинка 12

Если посчитать с реальной инфляцией, то обнаружится, что реальная покупательная способность современных заработных плат на 20 — 25 процентов ниже, чем была в начале 70-ых.

00:28:47

А вот эта модель.

Картинка 17

Это модель либеральная – «Фридменовская». Эта модель построена на трех основных базовых принципах. Это модель общая, по которой как бы учили менеджеров, и в институтах, и в МВА. МВА, как известно это… Диплом МВА это диплом выпускника техникума советской торговли. МВА это не фундаментальное образование. Это тоже инженерное образование.

Так вот три основных элемента этой системы.

• Первое. Спрос все время растет. Мы это уже обсуждали.

• Элемент второй. Денежное предложение все время растет. А как оно может не расти, когда непрерывная эмиссия!

• И наконец, третье. Стоимость кредита все время падает.

И все бизнес модели, все схемы, все выстроено под эти три принципа.

А сегодня они закончились.

И основная мечта…

А вот теперь почему же на Ж20 не говорится о причинах кризиса?

Потому что люди, которые сидят сегодня в руководстве крупных корпораций, в руководстве государств, в руководстве центральных банков, они обязаны своим успехом, 30 лет прошло, вот этой модели.

И они спят и видят, чтобы ее вернуть. Даже если они уже не видят как, то они все равно продолжают заговаривать ситуацию.

«Счастье вернется, потому что оно не может не вернуться».

Они не хотят отказываться от этой модели. Именно этой модели они обязаны успехом.

Ну я уже не говорю о том, что некоторые из них просто распределяют эмиссионные деньги. Отказаться от халявы. Это… не возможно.

Ну в этом смысле как бы люди, которые знают, как устроена жизнь…

Вот в США распределяет эмиссионные деньги Ларри Саммерс.

Кто-нибудь знает, кто такой Ларри Саммерс?

В 90-ые годы в наших газетах были замечательные тексты. Письма Саммерса, который тогда был министром финансов США, к своему другу Толе Чубайсу.

Они были примерно такого содержания:

«Толик, а вот соответственно не приватизируешь ли ты вот это, а не дашь ли ты лицензию на вывоз нефти вот этому…»

Ну…  Они такие дружбаны.

00:31:22

Вот результат.

Это рост долга.

Картинка 18

И сегодня эти долги висят, а кредитов, которыми можно было бы покрывать платежи, уже нет. Потому что невозможно…

Потом Олег Владимирович Григорьев вам расскажет, как в результате образуются финансовые пузыри.

Но ключевой элемент здесь состоит в том, что с этими долгами нужно что-то делать.

Списать их нельзя, потому что эти долги — основа финансовой системы.

Я не буду здесь рассказывать о масштабах спада, потому что это отдельная длинная лекция. Но масштаб падения спроса составляет несколько триллионов долларов. А сегодня совокупный спрос домохозяйств составляет от 75 до 80-ти процентов ВВП США.

И если у вас падение спроса пускай на 3 триллиона в год, на самом деле будет больше, то нужно понимать, что это деньги, которые нужно вычеркивать из капитализации всех компаний. Потому что частный спрос это основа их доходов.

00:32:47

А соответственно, что такое капитализация сегодня?

Это как бы база, под которую берутся кредиты. И если компании закредитованы скажем на пять лет своих будущих доходов, а некоторые закредитованы сильно больше, то это означает, что финансовая система должна потерять 15 триллионов долларов. Просто списать их. Потому что эти деньги потребитель не заплатит, ни в следующем году, ни через год, два года, ни через три.

15 триллионов. Это минимальная оценка.

За последний год, когда финансовую систему трясло и она… если бы не бешенная помощь государства, она вся бы давным-давно обанкротилась. А списали всего полтора триллиона. Одну десятую часть. А списывать придется на порядок больше.

Вот это вот ключевой элемент.

00:33:35

А вот теперь давайте смотреть.

В результате того, что у вас принципиально поменялась система, что основой спроса стал кредит, что стоимость кредита постоянно падала, произошло принципиальное перераспределение прибыли в экономике в целом.

Если до войны доля прибыли финансового сектора составляла не больше 10 процентов.

Картинка 19

Что такое финансовый сектор?

Это посредники.

Получил деньги на депозит. Отдал кредит. Разница 2 — 3 процента.

Вот на эти 2-3 процента они и жили.

А теперь доля финансового сектора при Бреттон-Вудской модели непрерывно растет.

Картинка 21

Особенно сильно она растет, начиная с 80-ых годов.

Картинка 22

Сегодня она больше 50 процентов.

Картинка 23

Это одна из причин, по которой совершенно невозможно списать долги и запустить систему заново.

Потому что.

«Кто платит, тот и заказывает музыку».

Если сюда еще добавить торговлю, тоже посредника, то эта цифра с 50 подпрыгнет по некоторым отраслям до 70 — 80 процентов.

Они определяют правила игры.

Понятное дело, что в такой экономике производителю жить становится все хуже и хуже. И выжить он не может.

А за счет чего какое-то время производитель выживал?

За счет расширения рынков.

Вот если вы посмотрите на золотой век Клинтона — 90-ые годы США.

За счет чего был золотой век?

 А за счет того, что американские производители захватывали рынки, которые до того контролировались советскими производителями.

В конце 80-ых годов 40 процентов мирового самолетного парка составляли самолеты, произведенные в СССР.

Представьте себе на секундочку, что мы сегодня контролируем 40 процентов мирового производства самолетов. Да мы бы на этом денег заработали больше, чем от продажи нефти. Ну или сравнимо во всяком случае.

Но эти рынки у нас отобрали. Это первое что у нас отобрали. Рынки высокотехнологичной продукции.

00:35:50

В результате этого сегодня для производителей и вообще для всей экономики в целом выживать становится все труднее. Спрос падает, потому что потребители должны отдавать накопленные долги. А притока уже нет.

И в результате государства начали пытаться компенсировать те потери, которые несет экономика.

Вот динамика роста объема мировых золотовалютных резервов.

Картинка 24

Картинка, которая четко совершенно показывает… показано пунктиром, как она вообще должна двигаться. Четко совершенно понятно, что и дальше государство будет деньгами закрывать дырки за счет резервов. Больше другого выхода нет.

00:36:45

Как следствие.

Поскольку прежде всего падает американский спрос, то это означает, что теоретически роль доллара в мировой экономике должна падать.

Разумеется, локально доллар может и расти, собственно он и начал тут расти последние несколько дней, но в общем и целом тенденция понятна. Доллар интересен в мире только потому, что основной спрос выражен в долларах. Если спрос будет не в долларах, то зачем эти доллары нужны?

Сбережения упали.

Сейчас соответственно сбережения начали уже расти

На самом деле они упали до отрицательных величин. Это обратно парадокс американской статистики.

Картинка 25

А вот это накопленный долг.

Картинка 26

Он будет отдаваться и отдаваться из потенциального спроса. Т.е. мало того, что у нас исчезает дополнительный спрос, который мы получали за счет кредитов, так и та часть нормального спроса, которая была, исчезает тоже, потому что люди вынуждены отдавать кредиты.

00:37:58

Теперь вопрос.

На сколько сильный у нас кризис?

Простейший способ. Надо сравнивать с наиболее известным кризисом аналогичного происхождения, но меньшего масштаба.

Дело в том, что в конце 20-ых годов в США точно также кредитным способом накачивали спрос. Разумеется, масштабы были сильно меньше, чем нынешние, но тем не менее что-то общее есть.

И вот картинка.

Картинка 28

Спад мировой торговли в 30-ые годы и сейчас.

Картинка 27

Отчетливо видно, что рассчитывать на то, что вот это вот это выход из кризиса, по меньшей мере наивно, если сравнивать с 30-ми годами.

Вот. Дальше соответственно еще одна замечательная картинка.

Это анализы великой депрессии по разным странам, по разным картинкам. Красное это современная картина, синяя это те времена.

Картинка 29

Тут плохо видно, но я так понимаю, что у вас все эти картинки есть. Но они на самом деле и в интернете есть у нас на сайте. На сайте Неокон.

Это Бельгия, это Германия, это Польша, это Швеция ну и т.д.

На самом деле ничего хорошего не наблюдается.

Это все продолжение.

Картинка 30

Германия, Франция, Италия, Великобритания.

Картинка 31

Канада, Чили, Япония, США.

00:40:06

Принципиальное отличие от тех времен для США состоит в том, что в отличии от тридцатых годов сегодня государство поддерживает экономику, вливая бешенные деньги. Поэтому идет процесс замедления.

В 30-ые годы собственно экономический кризис длился с весны 30-го года по конец 32-го. Чуть меньше трех лет. И темпы падения спроса и ВВП составляли примерно 8 — 12 процентов в год.

Сегодня теоретически мы вышли на этот уровень, потому что, например, темпы падения розничных продаж в США июнь 2009-го к июлю 2008-го были минус 9,8 процентов США. Но поддержка экономики привела к тому, что ВВП падает медленнее.

Вот эта картинка. Видите да.

Картинка 32

А спрос тем не менее валится. Летом этого года (последнюю цифру не помню, последнюю помню июльскую) в июле падение кредитования потребителей было максимальным за всю историю наблюдения за этим показателем с 47-го года. Минус 200 с лишним миллиардов долларов.

Т.е. падение спроса продолжается. Но для экономики это компенсируется государственными вливаниями. В частности вчерашний подскок фондовых индексов на 2 процента был вызван хорошими данными по заказам.

А если вы посмотрите на причину, там все падает, падает, падает и только госзаказы растут. Т.е. за счет госзаказа они вытащили в сентябре месяце показатель. Но нужно при этом понимать, что если доля спроса домохозяйств в формировании ВВП 70 — 75 процентов, то доля государственного спроса от силы 20-ть, т.е. в 4-ре раза меньше.

Поэтому компенсировать госрасходами падение частного спроса можно, только разгоняя высокую инфляцию. Вот почему сегодня в США уже в серьез обсуждается тема, что надо те деньги, которые были вкачены в экономику, начать откачивать обратно. Если это произойдет, то начнется вторая волна дефляционного шока, как в сентябре прошлого года и как соответственно в 30-ые годы.

С этим ничего нельзя сделать

00:42:43

И вот это самая страшная картиночка.

Картинка 33

Это сопоставительная динамика безработицы в США в ходе спада с 1974-го года.

Вот это рецессии

Картинка 34

Циклические кризисы.

Картинка 35

Сегодняшняя ситуация.

И совершенно четко понятно, что ничего общего с обычными циклическими спадами даже близко нет.

Это другой кризис.

Это динамика фондового рынка. 29-ый год и современная ситуация

Картинка 36

Мы видим, что все развивалось быстрее, чем в 30-ые годы.

Картинка 37

И вот это вот началась эмиссия. В чистом  виде. Даже не интересно смотреть. Настолько все очевидно.

00:43:37

А вот теперь самый интересный элемент.

Я уже показывал, что прибыль перераспределяется в пользу финансового сектора.

Вопрос.

Как же тогда существовало производство да еще с инновациями?

А существовало… причем производство, и товаров, и услуг. Всего. Существовало оно по одной и единственной причине, что расширялись рынки.

Т.е., иными словами, с каждого конкретного потребителя брали меньше, но увеличивали количество потребителей.

Последнее принципиальное расширение количества потребителей произошло в 91-ом году. А вот теперь увеличивать потребителей невозможно.

Долю прибыли финансовый сектор не отдаст. А это значит, что инновации, которые сегодня надо вкладывать, станут не окупаемыми. А соответственно та инфраструктура, которая существовала на большом количестве потребителей, также во многом станет убыточной, потому что падение спроса равносильно сокращению количества потребителей.

Мы такую ситуацию знаем на примере 90-ых годов. Инфраструктура СССР, которая досталась России в наследство, она была создана под количество потребителей ну так в миллиард человек. Ну не меньше. Только в СССР жило около 300 миллионов. А еще соответственно все страны СЭВ-а, а еще целая куча других стран. Это больше миллиарда.

А сегодня мы обеспечиваем количество потребителей от силы 100 миллионов.

В результате этого рост постоянных издержек. И стоимость инфраструктуры начинает расти. Поэтому в России в 90-ые годы произошла мощнейшая техническая деградация. Мы теряли в 90-ые годы технологии десятками, а то и сотнями в год.

Вот еще вчера мы могли что-то делать, а сегодня не можем. Мы уже сегодня не все ракеты можем сделать.

И причем деградация происходит, как инновационная (промышленность, высокие технологии и космические программы, авиастроение, машиностроение, автомобилестроение, легкая промышленность. У нас.), так и по инфраструктурным отраслям. Что происходит в электроэнергетике мы знаем. В авиаперевозках тоже.

Так вот, то же самое сегодня ждет весь мир, включая и США.

00:46:34

У меня нет уверенности, что Боинг 787 Дримлайнер полетит. Потому что на фоне резкого спада авиационных перевозок старых самолетов (старых уже сделанных они могут быть относительно новые) достаточно, а новые самолеты просто никому не нужны. Никто не будет покупать новый самолет за большие деньги.

Замечательный аэробус АН 380 скорее всего больше делаться не будет. Он не нужен.

Очень многие технологические вещи, включая там нанотехнологии, биотехнологии работать тоже не будут.

Просто потому, что для того чтобы они стали окупаемы их нужно вывести в тираж скажем там 100 миллионов штук, а спрос будет от силы ну там на 20 миллионов.

Все. Тема закрыта.

Вот это ждет США, Европу и Японию. В Японии эта ситуация уже частично началась. По некоторым отраслям промышленности там в 2009 году падение заказов 60 — 70 процентов. Т.е. падение в 3 — 4 раза. Заказов. Это на самом деле означает, что отрасль надо закрывать. Понятно, почему Япония страдает сильнее всех. У них очень маленький внутренний рынок. Там население как у нас 130-140 миллионов человек. И поэтому они все в основном гнали на экспорт. Как только спрос падает – Все.

Вот это вот принципиальная совершенно вещь.

Причем падение инфраструктуры будет всюду, и в сельском хозяйстве, и где-то. Вот это тоже нужно понимать.

00:48:,20

И соответственно спрос будет сосредотачиваться в самых низких ценовых сегментах.

Вот я вчера и сегодня еще буду делать доклад о Хьюлит Паккард. Они говорят, что спрос опускается в самый низкий ценовой сегмент. Все что выше не берут.

Обращаю ваше внимание. Это, скорее всего, начнет повторяться. Вот для меня очень интересный момент, как для практикующего экономиста, были 94 — 96 годы. Вот почему.

В 94-ом году я в первый раз выехал заграницу в США и привез оттуда колоссальное количество бытовой техники.

Почему?

Она была в три раза дешевле там, ну в 2 с половиной, чем здесь.

А уже в 96-ом году она была здесь по той же цене, что и там. Небольшое отличие.

Почему?

Потому что была профинансирована инфраструктура продаж. Если в 94-ом году объемы были мелкооптовые, все риски брали на себя закупщики, в том числе, что товар останется лежать на складах, что соответственно будут проблемы с перевозкой, что придется менять место продажи и т.д. и т.п. и все это закладывалось в цену, то уже в 96-ом году магазинов было завались, все давали под реализацию. В результате этого цены резко упали.

Сегодня такой же процесс пойдет в обратном направлении.

Почему?

Потому что объем покупаемых товаров не будет обеспечивать эту инфраструктуру.

00:49:54

Ну, грубо говоря. Если у вас…

Я просто это могу сказать, потому что у меня есть товарищ, который занимается закупкой АйТи техники очень высокого уровня. Он сам там делает системы. Он говорит, что то, что раньше было на рынке (идешь на Горбушку или на Савеловский рынок и выбираешь) сегодня там говорят:

«Нет. Этого нет, но можно заказать со склада».

Многие оптовые поставщики, которые в принципе не продавали в розницу, стали продавать в розницу. И точно так же говорят:

«Вот по такой-то номенклатуре, если вы оплачиваете, мы заказываем, через 2-3 недели привезут».

00:50:,37

Следующий этап. Начнется рост цен.

Вот эта ситуация, которая тоже многих ждет.

Понятно, что по самым дешевым товарам такого не будет, а вот по чуть-чуть более дорогим будет, т.е. колоссальный объем товаров начнет переходить из категории ширпотреба в категорию дорогую. А как только он переходит в категорию дорогую, объемы производства падают стремительно. Грубо говоря, то, что по цене 5 руб. можно было сделать много, по цене 25 руб. нужно делать мало, потому что никто не покупает по такой цене.

00:51:16

И в результате этого мир идет назад. Тот рывок, который был сделан с 80-ых годов и который на самом деле был оплачен будущим спросом, сегодня нам предстоит оплачивать.

Я понимаю, что это такая излишняя пессимистическая картинка, но надо отдавать себе отчет, что мы движемся по этому направлению и нет никакой силы, которая могла бы нас остановить. Просто потому, что закрутить обратно этот экономический маховик невозможно пока не списаны все долги. А если эти долги будут списаны, то вместе с ними будет списано колоссальное количество предприятий, технологий и т.д. По опыту РФ мы это все знаем.

Более того в некотором смысле в США и в Европе это все будет проходить сильно более болезненно, чем у нас по совершенно банальной причине, потому что у нас были красные директора, которые любой ценой хотели сохранить производство и даже кое-где сохранили. Вот Андрей Капустин, который сегодня наш руководитель консалтинга в компании Неокон, на протяжении нескольких лет работал в военно-промышленном комплексе директором управляющей компании. Можете его спросить. Он многое может рассказать интересного, как это все в реальности устроено. Может не на сегодняшней лекции.

00:52:54

И соответственно не исключено, что мы окажемся вот в этой вот неприятной ситуации. Вот здесь я возвращаюсь к тому тезису, который я уже озвучивал.

На протяжении 30-ти лет менеджеров учили, дрессировали под ситуацию роста спроса, роста денежного предложения, падение стоимости кредита. У них это в пальцах. Менеджер это человек, который отвечает на вопрос «КАК», а не на вопрос «ПОЧЕМУ». На вопрос «ПОЧЕМУ» отвечает фундаментальная наука. Но фундаментальная экономическая наука сегодня отказывается отвечать на вопрос о причинах кризиса по совершенно банальной причине, потому что за 30-ть лет вся фундаментальная наука выстроилась под тот самый «монетаризм», который привел к сложившейся ситуации. Во всех странах мира. Отдельные исключения, вроде компании Неокон, они только подтверждают правило. Т.е. людей, которые могут четко и внятно объяснить, что происходит, очень мало. Вот Олег Вадимович, который профессиональный экономист и который читал всю литературу, может сказать. Есть пара групп в Европе, пара тройка в США и еще у нас пара. Все. Во всем мире. Причем половина людей, которые разбираются, что происходит в мире, у нас в стране. В Москве. И причем на самом деле не они определяют музыку. Хотя бы потому, что нас очень мало.

00:54:53

И по этой причине возникает очень интересная картина.

В условиях спада радикально меняется сама стратегия ведения бизнеса.

Смотрите.

Как, вообще говоря, ведут себя инвесторы?

Инвесторов 30-ть лет приучали, что надо отдать деньги специалистам, прийти в банк, в инвестиционный фонд, в хеджфонд, в управляющую компанию, дать им денежек и там сидят специалисты, которые умеют управлять деньгами.

Сегодня мы понимаем, что управление состояло в том, что они искали пузырь, который начинает надуваться и вкладывали туда деньги. После моего выступления Олег Вадимович это подробно расскажет.

Сегодня пузырей нет. Или они быстро сдуваются, или они соответственно даже не надуваются.  И хотя возможности для инвестирования есть…

Вот представьте себе фонд, в котором работают 5 человек, ну реально работают, там еще конечно адъютанты, стенографистки и целая куча разных бессмысленных существ, офисного планктона, но реально 5 человек. И масштаб 20 миллиардов долларов. А мест, куда было бы можно вложить 20 миллиардов долларов нет. Но есть еще места, в которые можно было бы вложить 100 миллионов. А их пять человек. Чтобы вложить туда 100 миллионов это уже узкая тема. Это нужно узко профильный специалист. Где его взять? Нужно его найти, а для этого надо понять, а кто из них специалист. Людей, которые утверждают, что они специалисты 100 человек в мире. Как только они слышат, что есть работа пристроить 100 миллионов, они все прибегают. И как обычный человек, который не является специалистом, может понять кто из этих 100 человек те 2 — 3, которые реально понимают в вопросе.

Критериев то нет. Все критерии старые.

Все говорят:

«Мы вам обеспечим 20 процентов годовых».

И тут приходит один человек и говорит:

«Вы знаете. 20 процентов обещать не могу, но могу сделать так, что убыток будет 2 процента, а не 10-ть».

Ему тут же говорят:

«Вон отсюда. Вон».

Но это именно тот человек, который понимает, что он говорит.

00:57:13

Почему?

Понятно. Спрос то падает. На падающем спросе как расти?

И вот тут еще одна очень интересная картинка.

Меняется стратегия. Вот возьмем, например, компанию Фиат. Пятнадцать лет она жила на грани рентабельности. То хотела продаться Дженерал Моторз, то еще кому и вдруг неожиданно год назад покупает Крайслер. Борются за Опель. Они что сдурели? У них есть свои технологии, свои платформы. А зачем им Опель?

Вот почему.

Если на росте надо получать прибыль и хороший менеджмент отличается от плохого тем, что хороший получает 22 процента прибыли, а плохой 19-ть, что по большому счету все равно, то на спаде стратегия меняется радикально.

Прибыль получить невозможно. Нужно увеличивать долю рынка. И тогда, по мере разорения конкурентов… Вот у меня минус 2 процента рентабельности, у конкурентов минус 8-мь. Через два года они разоряются и их клиенты приходят ко мне. Поэтому надо брать долю рынка.

И соответственно. Для чего нужен Фиату Крайслер?

Ему нужны крайслеровские дилеры. И опелевкие дилеры. Потому что за Фиатом стоит семья Аньери. Сколько у них там золота в пещерах Альп за последние 300 лет накоплено, никто не знает. Но пока был рост они сажали наемного менеджера и он работал. А вот как только начался кризис, они вышли с деньгами и стали захватывать рынок.

00:58:58

И сегодня уже понятно, что в Европе в результате кризиса останутся 2 основные автомобильные компании — Фиат и Фольксваген. Все остальные будут, либо узконишевые, т.е. какой-нибудь там Супер Люкс, либо же будут поддерживаться государством. Жестко. Такие, как Мерседес-Бенц, Объединенные французы, Пежо, Рено, Ситроен и т.д. А рыночными останутся две компании.

Так вот. Меняется модель. Это очень интересная картина.

У нас есть клиент. Он владелец сети магазинов в разных городах. Не важно, что он продает. Не принципиально. Не отечественное.

И он говорит:

«Вот у меня была сеть магазинов ну, грубо говоря, трех видов. Магазины, которые занимают 2 — 5 процента от местного рынка, магазины, которые занимают 10 — 15 процентов от местного рынка и магазины, которые занимают ну, грубо говоря, 30 — 40 процентов.

Так вот.

Пока был рост, характеристикой магазина была отдача на вложенный рубль. И были магазины, которые занимали всего 2 — 3 процента рынка, но приносили мне большую прибыль ну в смысле на вложенный рубль. А были магазины, которые занимали 30 — 35 процентов рынка и от них не то что убытки, но они были в нулях.

А сейчас начался кризис и наблюдается любопытная картина. Все магазины, которые занимали 2 — 3 процента рынка, в убытках. Все. Их надо закрывать. Те, которые 10 — 15 процентов, они на нуле балансируют. А все, которые были треть рынка и выше, все в прибыли.

И я сейчас все свои резервы, которые у меня есть, бросаю на то чтобы понять, какие из тех магазинов что 10 — 15 процентов рынка можно довести до 30-ти процентов, а остальные закрываю. Потому что меняется суть».

 Он говорит:

«У меня в тех магазинах, где треть рынка, доля (чек) на каждого покупателя уменьшился, но количество покупателей увеличилось за счет разорения тех магазинов, которые были 20-ть процентов».

Все.

01:01:19

Это изменение модели принципиально требует изменения по крайней мере двух вещей.

Надо.

Во-первых, внимательно разобраться с бизнес-процессами. Потому что все модели бизнеса, не зависимо от того сделаны ли они владельцем самостоятельно, или они вычитаны в книжках, или же их ставили консультанты, особенно не дай бог иностранные, которые все поголовно с дипломом МВА, они все выстроены под ту модель, о которой я говорил.

Повторю еще раз.

Постоянно растущий спрос. Постоянно растущее денежное предложение. Постоянно падающая стоимость кредита.

И они зашиты в бизнес-процессы так глубоко, что заниматься самостоятельным этим вычленением не рационально. Это должны делать консультанты. Т.е. надо брать всю схему стратегического планирования и получения прибыли, надо ее всю разбирать до деталей, смотреть, какие ее элементы выстроены под эту схему, менять их под новые условия и складывать схемы обратно.

Это первая часть, которую обязательно нужно сделать, для того чтобы сегодня минимизировать потери. Еще раз повторяю. Речь идет не о том, как менять стратегию. Речь идет о том, как минимизировать потери.

И тема вторая. Это переобучение менеджеров. Потому что менеджеры, еще раз повторяю, четко знают, зажигается красная кнопка, нужно нажимать на эту клавишу, зажигается зеленая, нужно нажимать на эту. А тут надо уже всю клавиатуру менять.

Вот если этого не сделать, то любой бизнес оказывается в ситуации крайнего риска.

Грубо говоря, на фоне спада, вот примерно все те оценки, о которых мы говорили, они говорят, что мировая экономика в целом упадет примерно процентов на 30 — 40. Американская экономика упадет в 2 раза, может даже чуть-чуть больше.

Нужно четко совершенно понимать, что в нашей стране кризис пойдет немножко по другому, чем на западе, потому что у них финансовые пузыри надуваются с 81-го года…

Написать отзыв

*