Skip to content

Моисей Гельман, Экономика по Дарвину — Линнею!

Земляне! Сегодня я хочу вам предложить для ознакомления выдержку из статьи Моисея Гельмана «Экономический кризис в России — порождение ее хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм?»

Моисей Гельман — Вступление.

Статья с почти аналогичным названием была опубликована мной в ноябре 2008 г., то есть в то время, когда у нас в стране «вдруг»  возник финансовый кризис, породивший вскоре кризис экономический. Еще за пару месяцев до его ощутимых проявлений руководители экономического блока правительства уверяли всех (неужто заблуждались?), что кризис нам не грозит. Между тем о его приближении и неотвратимости свидетельствовали тревожные показатели состояния российской банковской системы, громадный рост внешней и внутренней задолженности финансовых и нефинансовых (корпоративных) организаций, спешное бегство из России спекулятивного капитала и другие факторы.

Уже в апреле 2008 г. остаток банковской ликвидности на коррсчетах Центробанка составил всего около 6% от суммы собственных и привлеченных банками средств, и летом они  противоправно ограничили выплаты денег своим клиентам. Но самым удивительным было то, что кредитов в стране к августу 2008 г. понавыдавали на 3,44 трлн. рублей больше…  выпущенной тогда в оборот денежной массы! Это был громадный «мыльный пузырь» в виде финансовой пирамиды, частично построенной  из несуществовавшей «безналички». Однако Центробанк, бесстрастно взирая на операции  своих поднадзорных по «увеличению»  денежной массы, снабжал их все новыми и новыми кредитами для обеспечения текущих операций.  В то же время  чиновники, отвечающие за экономическую и финансовую политику в стране, рассказывали сказки про то, как хорошо и безопасно в стране российской благодаря Стабфонду жить.

Сегодня, спустя четыре года, вновь слышатся бравурные заверения, что кризис, мол, нам не грозит. Так ли это? Ведь пороки финансовой и экономической политики в стране не устранены, и экономика России остается заложницей финансовых воротил Запада. В этом году на кредитном рынке страны вновь надут «мыльный пузырь» тех же размеров, что и в 2008-м, а на фондовом – в несколько раз больший, и оборот на нем в 5 раз (!) превысил оборот в экономике. Чтобы разобраться в причинах происходящего, начнем с рассмотрения общей модели экономики.

Экономика по Дарвину — Линнею

• Рыночная экономика, основу которой составляет товарное производство, базирующееся на использовании природных ресурсов, представляет собой, образно говоря, многоярусную кооперационную экосистему.

В ней совсем как в биосфере по Дарвину и Линнею на соответствующих этажах действуют, образуя большое кооперационное сообщество, различные семейства, виды и подвиды, но не представителей флоры и фауны, а товаропроизводителей – наемных работников и хозяев предприятий, которые являются одновременно и потребителями необходимых ресурсов для производимой ими продукции.

• На нижних этажах этой экосистемы добывают природное сырье, растят сельхозпродукцию. Выше расположены промышленные отрасли переработки сырья и производства различной технической продукции. Они обеспечивают необходимыми производными ресурсами, материалами и технологическим оборудованием нижние этажи, а также более высокие, где производят продукты питания и потребительские товары, и  оказываются различные услуги, которые востребуются населением, размещенным на самом верхнем ярусе. Трудоспособное население выступает и в роли товаропроизводителей на всех этажах, получая за свой труд, как за товар, деньги.

• Между этажами по соответствующим кооперационным цепочкам осуществляется товарообмен посредством денег, объем которого определяется в конечном итоге суммарным доходом обитателей самого верхнего этажа.

Ведь промышленная продукция — тракторы, экскаваторы, станки и т. д. — сама по себе никому не нужна. Она несъедобна и поэтому востребуется лишь для производства того, что потребляет или использует для своего жизнеобеспечения человек,  а также государство. Неспроста индустриальное общество начиналось с развития мануфактур и ткацкого машиностроения.

Именно поэтому платежеспособный спрос самого верхнего этажа на конечный результат деятельности всего кооперационного сообщества экосистемы — потребительские товары, услуги и продукты питания — и предопределяет платежеспособный спрос на необходимые для их производства ресурсы и оборудование на всех других этажах. Если, к примеру, падает спрос на автомашины «Жигули», то во всех кооперационных цепочках, поставляющих для них металл, материалы и комплектацию, также сокращаются объемы производства. И наоборот.

• Таким образом рыночная экосистема по сигналам на спрос сверху автоматически адаптируется под платежеспособный спрос населения на любую востребуемую им продукцию, и при этом в идеале балансируется платежеспособный спрос между всеми этажами, где размещены кооперационные цепочки ее производства. Но если платежеспособный спрос не удовлетворяется, то растут цены, из-за чего часть покупателей отторгается от рынка, и тогда устанавливается новый уровень баланса – дефицитного предложения и неудовлетворенного спроса.

Чтобы рыночная экосистема устойчиво развивалась, должно осуществляться расширенное воспроизводство ее совокупного капитала, который охватывает основные производственные фонды, людей с их знаниями и умением воспроизводить самих себя, знания и материальные ценности, а также природные воспроизводимые и невоспроизводимые ресурсы. Для воспроизводства совокупного капитала необходимы соответствующие инвестиции. Они обеспечиваются за счет амортизационных отчислений и прибыли предприятий, а также банковских кредитов, которые включаются в цены и оплачиваются исключительно доходами населения и его платежеспособным спросом на потребительские товары и услуги.

Поэтому государство, если оно заинтересовано в своем устойчивом экономическом развитии, должно создавать все условия, в том числе регламентированные законодательно,  для высокой оплаты труда, создания максимально возможного числа рабочих мест, и, тем самым, расширенного воспроизводства национального капитала. Тогда растут также доходы казны, и государство для достижения указанных целей может поддерживать относительно высокий жизненный уровень и малоимущих (см. «Социальное государство как общенациональная идея. И для олигархов тоже». – «Промышленные ведомости» № 3, март 2006 г.).

В высокой оплате труда наемных работников по тем же причинам должны были бы быть объективно заинтересованы и работодатели. Это хорошо осознавал американский миллионер Генри Форд, далеко не альтруист, который в начале 1900-х добился принятия  в США закона о минимуме зарплаты, позволявшей семьям со средним достатком приобретать его автомобили. Ведь население страны, приобретая продукты питания, ширпотреб, автомашины и иные жизненные блага, создает тем самым у их производителей соответствующий капитал для производства продукции, а, следовательно, воспроизводства необходимых основных фондов во всех соответствующих промышленных кооперационных цепочках, начиная с добычи необходимых природных ресурсов и заканчивая производством технологического оборудования.

• Одновременно население возвращает предприятиям все выплаченные ими налоги, сумма которых последовательно нарастает в каждой из производственных кооперационных цепочек и концентрируется в ценах конечной потребительской продукции и потребительских услуг, достигая в них, по данным Росстата, 60 —70%.

• Но население, приобретая продукцию для своих нужд, выплачивает консолидировано еще один налог — прибыль всем товаропроизводителям. Ведь прибыль — это сумма денег, да простят меня «истинные» рыночники, вымогаемая сверх себестоимости товара.

Если прибыль используется на инвестиции, она присваивается «вымогателем» в виде реинвестированного капитала. Но при этом появляются новые рабочие места и растут объемы производства. Однако чаще всего прибыль в России, получаемая, в том числе, за счет заниженной зарплаты, присваивается работодателями «живьем» и полностью, что ведет к снижению платежеспособного спроса во всей рыночной экосистеме из-за сокращения реальных доходов, и тем самым к снижению платежеспособного спроса основной — до 80% — массы населения.

• Следует заметить, что подоходный налог (налог с физических лиц) в нашей стране с учетом выплат населением прибыли товаропроизводителям и возврата им всех выплаченных налогов вопреки расхожим утверждениям не самый низкий в мире, и составляет он не 13%, а значительно больше. Ведь годовая сумма налогов и прибыли (исключая внешнеэкономическую деятельность) по отношению к заработной плате за год составляет, по данным Росстата, около 80%. Это и есть средний по стране подоходных налог.

Понятно, что относительная доля реального подоходного налога для конкретного человека возрастает по мере снижения его дохода. Следует заметить, налогообложение прибыли, как это принято у нас, без исключения той ее части, которая реинвестируется в производство, наносит громадный ущерб экономике. Но это не единственные пороки нашей налоговой системы, принципиально препятствующие росту товарного производства, товарообмена и ВВП.

• Из описанной модели, которая, как и всякая модель, является идеализацией реальной системы, также следует, что для устойчивости развития экосистемы и товарообмена  между ее этажами необходимо поддерживать системный баланс товарно-денежного обращения. Он обеспечивается выпуском в оборот денежной массы, соответствующей товарной, созданием условий для эквивалентности товарообмена по стоимости, поддержанием стабильности цен, и рядом других мер.

Игнорирование этих принципов, обусловленных общей теорией систем управления, порождает экономические кризисы, что чревато распадом государств и их экономических союзов. Это наглядно видно на примере Европейского союза, в котором используется единая валюта в отсутствие единой экономической системы…

Моисей Гельман.

Написать отзыв

*